13:03 

Макароны. (??.05.05)

Совпадатор
Мать сказала мне приготовить макароны, я не умел и сказал об этом, а в ответ получил что-то напоминающее по смыслу поговорку "проблемы индейца шерифа не ...". Я сделал как смог. Получилось много и не вкусно, не соленые и без масла они слиплись в некую массу в тот же вечер, их ели не охотно. Через три дня, когда от них уже шел явный запах плесени, но самой её видно не было, мать обвинила меня в этом. В том, что их осталось пол кастрюли, что я должен был нормально сварить. Я поспорил, сказал что нет, не мог. Мать меня била. После сказала что бы я ел макароны, иначе она их в меня силой затолкает, а после выкинет на улицу и забудет про меня вовсе, а пойти то мне было вроде и не куда. Я стал есть эти макароны, холодные, пахнущие плесенью, было уже темно на улице, поздний вечер. Молчал, мать сидела напротив, с другой стороны стола, смотрела и улыбалась, шутила, получала удовольствие, спрашивала, вкусно ли мне, переспрашивала, что же я без аппетита ем, говорила что мне должно это нравиться. Я смолчал. Я ел непрерывно, ложку за ложкой уже пол часа, половину съел точно, не будь они испорчены, там было бы на всю семью. Казалось что скоро меня вырвет, было очень тошно. Матери надоело, она пошла спать и сказала что если я хоть одну макаронину не доем она будет бить меня пока они наружу не выйдут, а потом заставит есть это с пола. Я опять промолчал. Она ушла и не видела меня прямо. Я начал думать что делать, живот был уже полон этой дряни, из рта пахло плесенью а оставалось еще столько же. Стояла тишина и мать не спала, хотя и лежала в кровати. Если бы я встал, она бы услышала, выбросить все в форточку я не мог, она еще и шумно открывается. Она бы услышала и зашла посмотреть, а точнее бы избила меня и выгнала без разбирательств. Я брал руками макароны из кастрюли и начал пихать их в карманы. Карманы спортивных штанов почти сразу наполнились до отказа, а оставалась еще столько же, сколько я убрал. Я сунул макароны в карманы жилетки, повезло мне, что она была на мне. Я молча сидел еще минут 20, что бы меня не заподозрили, что бы было похоже что я эти 20 минут сидел, давился. Идя в кровать мне надо было пройти мимо кровати матери. Даже посмотрел на мои штаны было понятно, что карманы полные, жилетка же не так заметна была. Я шел мимо, боком, приложив руку к жилетке, которая упиралась в выпирающий карман трико. Мать заговорила таким тоном, как будто отдавала команды самой отвратительной, не приятной и не послушной собаке какую можно представить. Она спросила, всё ли я съел, я ответил что да, она смотрела мне в глаза, я рисковал, ведь если бы она заметила, я мог бы оказаться на улице в ту же минуту. Мать удивилась, сделала паузу. Видимо она понимала, что съесть их было чрезвычайно трудно. Она бы не смогла. Она приказным тоном сказала, "ладно, спи иди", а после что-то пригрозила про завтра. Я не помню, я уже сделал шаг дальше, не слушал, выдохнул с облегчением. Спать мне надо было на полу в другой стороне той же комнаты. Я очень аккуратно и тихо постелил себе, после пришлось стараться снять одежду так, что бы не показалось, что в ней что-то есть. Вопросов не было. На следующий день у меня была возможность утром выйти из дома что бы выкинуть мусор. Я встретил знакомого, что старше меня на несколько лет. Он пошел со мной до мусорки, мы говорили о чем-то отвлеченном но важным и актуальным для него. Я выкинул пакет и он было резко повернул, как я сказал ему подождать, что еще не всё. Он остановился, с интересом. Я вынимал из карманов пропахшие плесенью и присохшие краями к карманам макароны. Он сильно удивился, спросил было, но я сказал что долго и не интересно объяснять. Он пошутил, сказал что про мою жизнь можно рассказы писать, как про Оливера Твиста. Я улыбнулся и сказал что не знаю кто это.

URL
   

Хроника.

главная