• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:00 

Надо идти. (99-06)

Я был среди огромной толпы людей. Нам пришлось покинуть город, оставить в самое короткое время и идти как можно быстрее и как можно дальше. С нами женщины, дети, минимум вещей, стариков нет. Вещевой мешок за спиной собран так, словно у меня не было на сборы и часа, но меч со мной. Я помню девушку, она много всего взяла с собой, ей было тяжело нести это. Я шел за основной массой людей, ближе к концу, а она начала путь первой и старалась так и держаться, но от усталости начала отставать, я заметил её когда она со мной сравнялась, ей не кто не предложил помощь. Тут все смотрели в землю, не кто не разговаривал. Я подошел к той девушке, взял у неё мешок и закинул себе за спину. Он оказался на порядок тяжелее моего, хотя надо признаться веса своего я даже не замечал. Она смогла разогнуться, наверное с небольшой болью в спине. Она робко потянулась, что бы забрать обратно ношу, хотела было что-то сказать, может отказаться от помощи, я посмотрел ей в глаза. Она оказалась очень мила, светлая кожа и волосы темнее ночи, звучит как-то неуместно, в этом контексте, но я не знаю как еще сказать, и да, у неё были красивые голубые глаза. Я посмотрел в них и улыбнулся, не широко, не радостно, а чтобы она меня поняла, и из-за симпатии к ней. Она не сразу заметила, но после улыбнулась в ответ, как-будто опомнившись, поняв как выглядит со стороны. Она тихо и виновато сказала "Спасибо." Я ответил "Не благодари." Она тихо пошла следом за мной, но не заговорила, я тоже молчал, мыслей в голове было много. Тут все хотя и шли одной огромной толпой, сбивались в группки, близкая родня или верные друзья, кто как. Только я тут не кого не знал, она видимо тоже, что со мной мне было ясно, а вот она меня удивляла, я посчитал что лучше будет у неё не интересоваться этим.
Пейзаж за день не поражал разнообразием. Небо было затянуто, короткая темно-зеленая трава, холмы и сопки, прошли пару маленьких рек. Не сильный но уверенный ветер как-будто бы гулким свистом отдавался во мне, он словно подчеркивал всю ситуацию. К ночи мы подошли к лесу и уже было видно гору, через неё надо будет пройти завтра. Перед входом в лес сделали привал, ночлег. Я расстелил плед, достал из сумки булку. Когда знаешь что тебе повезло, что ты жив сегодня, и скорее всего до следующей ночи ты не доживешь, как и все люди вокруг тебя еда как-то не лезет в глотку. Есть не хотелось совершенно, но я её съел. Та девушка постелила свой плед впритык к моему и села со мной рядом, но есть не чего не стала. Я сказал ей, чтобы она поела, она отказалась, я ответил, что надо, она скромно согласилась, слегка улыбнувшись и отведя взгляд, как-будто я ей комплимент сделал, поела чего-то. Я положил свой мешок под голову и лег на плед, меч положил рядом с собой, держа его в правой руке, я лежал на левом боку, спиной к той девушке, через плед и одежду холод земли я почти не чувствовал. Я думаю всем, как и мне было немного не до сна, как не до еды, но я понимал что поспать надо, завтра большой день, как ни как. Тут она укрыла меня покрывалом, я повернулся и спросил, а как же она, а она тихо ответила, что ляжет рядом. Она легла, укрыв нас одним покрывалом, мы лежали спина к спине. Для меня это было странно и неожиданно, можно сказать что я был польщен и в недоумении от такого жеста от милой девушки, которую видел впервые. Стало теплее, я смог уснуть.
Утром я проснулся от её нежного голоса. "Вставай, пора" она как-будто бы будила меня и боялась разбудить одновременно, как будто я сейчас кричать на неё буду. Я встал, осмотрелся, поляна зашевелилась. Голова болела, я не выспался, уже который раз. Мы с той девушкой пошли во главе толпы. Через несколько часов мы пришли к подножию горы, там были старинные ворота, высотой в пятиэтажный дом и шириной больше десятка метров, сделаны они были вроде из камня. Сама "дверь" была поднята внутрь ворот. Толпа вошла и дверь резко и неожиданно для всех упала и захлопнулась за спинами людей. Мы были в зале, с очень высоки потолками, другого края видно не было. За спиной кто-то зажег свет. Стало хоть что-то видно... Это была ловушка. К нам из темноты на четырех конечностях побежали человекоподобные твари, руки были худыми и длинными, кожа цветом своим напоминала речные камни. Лысые головы с огромными белыми мутными глазами, мощными челюстями и длинными зубами. Их костлявые фигуры вызывали отвращение. У некоторых за спиной было оружие, у кого-то его не было. Им не было числа. Я скинул на пол мешок, достал меч и шагнул вперед из толпы. Мы все умрем, нам осталось только выбрать как. Я почувствовал прилив силы, вместе со взглядами на спине. Меня вдруг начало волновать одно, я не узнал имя той милой девушки, а она в силу своей скромности его не сказала сама. Говорят, если видел глаза человека, в следующий раз ты сможешь его узнать, если знаешь имя сможешь его найти. Может еще встретимся, в следующий раз. Я закрыл глаза и выдохнул, отбросив лишние мысли, до тварей было метров десять, а бежали они быстро. Сейчас все начнется...

21:28 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:31 

Первый раз. (99-00)

Я проснулся, встал с кровати, напротив стояли отец и мать, с недоумевающими лицами. Отец назвал имя, которое они мне дали и спросил таким тоном словно боялся обидеть или ответа: "что тебе снилось?". Я переспросил:
- А что?.
- Ты во сне вертелся с бока на бок, ругался непонятными словами, кресло бил, мы думали ты его сломаешь...
Они замолчали, ожидая ответа, а я промолчал, мать переспросила:
- Так что тебе снилось?
- Не знаю.
- Как не знаю?
- Не помню что.
Я ушел умываться.
Я впервые в жизни соврал.

21:48 

Танцовщица. (10.12)

Девушка с пышными рыжими волнистыми волосами, хорошим макияжем, не иначе. У неё миниатюрные руки, тонкие пальчики, ухоженные ногти, перчатки кружевные. Она в нижнем белье со стразами, в туфлях на очень высоком каблуке и сверху накинут чей-то мужской пиджак. Она курит, выйдя на холодный ночной воздух, её волосы поднимает ветер. Она говорит по телефону, виноватым извиняющимся тоном с парнем, на неё ругаются с обратной стороны. Она прослезилась, отвела телефон от головы, дрожащими пальцами жала кнопки, перезванивала, считала гудки и опять извинялась. У неё милое лицо и роскошная фигура, я на миг как будто бы потерял равновесие, первый раз посмотрев на неё. Она в курилке для персонала клуба-ресторана. Её как-будто не кто кроме меня не заметил. Я услышал её голос и понял ситуацию, мне жалко её. Я посмотрел ей в глаза и улыбнулся, странный осадок внутри появился сразу. Её работа - это конечно красиво, это можно назвать искусством, но я бы не пожелал такой работы не одной девушке, а жить бедно, я бы ей тоже не пожелал.
В ресторане обстановка такая, что зайти поначалу опасаешься, ощущение, что "тебе туда нельзя". Он вылизан до блеска, мебель деревянная необычная, официантки в народных японских костюмах, вежливы, корректны, но смотрят с насмешкой. Там работают люди застрявшие во времени, живущие от выходных до выходных, от зарплаты до зарплаты, периодически покупая себе вещи которые кто-то назвал модными, или новые электронные дивайсы для повседневной жизни, но в целом люди не живущие, я не знаю, за что их можно назвать живыми. Они часть ресторана, они как мебель. Для них радость - ляпка когда уйдет начальник и бутылка пива после рабочего дня, тяжелое утро и все по новой, выходные перед телевизором. Они не понимают как можно не пить в этой стране. Они ценят то, что имеют, а им больше не чего не остается. И они готовы принять тебя к себе.
Люди в зале жуют роллы запивая их саке, на кухне копошатся повара, один из которых забивает вторую... Люди на танцполе "двигают телами", кто-то донимает бармена, а милая девушка в курилке утирает слёзы...
Что я там вообще делал...

13:01 

27.12.06 22:3? Новый год на носу.

У меня день рожденья был недавно. Мать с криком, скандалом и истерикой вытолкала меня за порог, кинула в лицо летние кеды и матом послала, сказала идти и не возвращаться. Я и не помню даже что я сделал по её мнению не так, кажется, за выражение глаз. Там не Франция, холодно было и в длинных коридорах многолюдных хрущевок. Уснуть можно только стоя, обнимая батарею, если сумеешь. Я прекрасно помню во что был одет, футболка, джинсовые шорты до колен и я надел кеды. Я решил даже не пытаться мерзнуть в подъезде или спать на грязных ступеньках, вставая при шорохе, опасаясь что жильцы могут принять за наркомана и выгнать на мороз. В ту ночь точно было больше 30 градусов мороза. Новый год был совсем на носу и я даже не мог себе представить как же я его теперь встречу. Я выбежал на улицу, засунул руки в карманы и плотно прижал их к телу, было люто холодно но я даже не сразу почувствовал, я побежал. Не встретиться с отморозками было просто, они по домам сидят почти все, да и хоккейных кортов не будет на моем пути. Важно было не попасться на глаза патрулю милиции. Хотя в то время в моем городе не было комендантского часа, взять к себе "разобраться" они легко могли, добра не стоило ждать. Я бежал так быстро как мог, не вынимая рук из карманов, казалось что покрываюсь коркой инея. Пробежать надо было буквально несколько минут. Я добежал до дома одного моего друга, он мой ровесник. Я постучался в окно, мне повезло что он жил в том же районе, на первом этаже и не спал в тот момент. Он открыл подъезд, я зашел и мы с ним поговорили, я объяснил ситуацию. Он зашел в дом, сказал что попробует уговорить мать, но не чего обещать не может, вообще не знает даже, как она отреагирует. Я стоял в подъезде прижавшись спиной к батарее и сложив руки на груди. Я в своих мыслях говорил сам с собой. Что же будет, если на ночь не пустят, такое было очень вероятно, моя бы мать не пустила. "Еще немного и может быть ты узнаешь." В мыслях сказал я себе. Через пару минут дверь открыла его мать и позвала меня в дом, она угостила меня чаем с чем-то вкусным, расспрашивала что я сделал, что было не так. Я отвечал, она говорила что так нельзя, качала головой и не могла поверить. Я лег в комнате друга. Из головы не уходили мысли о том, что будет завтра, что мне делать. Я уснул хорошо, хотя и не сильно хотел, я был уже приучен спать когда есть такая возможность, не взирая на помехи.
Утром, когда я проснулся мать была в том доме, рано, часов 9-ти еще не было. Мать того друга и моя были подругами, созвонились. Мать шутила, улыбалась, смеялась и делала вид что не чего не случилось, куртку мне принесла, я ушел домой одев еще и зимнюю обувь друга, на следующий день отдал. По дороге домой мать со мной не говорила. После не когда она этого не вспоминала, она сделала вид, что этого вовсе не случалось. Пронесло, да не пронесло... До следующего раза.

13:05 

В глаза не смотри. (05-07)

Уютная комната отделанная деревом, высокие потолки, неяркий приятный свет. Пол в центре ниже чем по краям, там стоит столик. Обстановку можно назвать интимной. Я с друзьями, мы болтаем без важной темы и смеемся. Молодые парни и девушки. Нас семь человек, три девушки. Из комнаты две двери, обе закрыты. В ту что напротив меня начинают ломиться. Все встают, не понимая, что происходит, шокированные несколько и сбитые с толку. Ломятся все сильнее, в дверь с той стороны не стучаться, можно подумать что её просто рубят. Петли уже расшатаны и погнуты, видно как гвозди немного вышли из стенки. У двери отламывается верхний уголок, от замка ( он на месте) до середины верхнего края. В щель я вижу тварь, это был парень, по виду, он как будто бы только что побывал в ДТП. У него разбит лоб и по лицу и телу течет яркая, свежая кровь, взгляд бешеный и совсем неосмысленный, в глазах героинщиков во время ломки, ума больше. На руках до локтей сорвана кожа, рукава изорваны, хотя одежда чистая и новая, если не считать что она вся в крови. Звенит в ушах, закладывает, девичий визг ужаса. Увидев нас тот некогда парень заверещал от восторга и прыгнул, полез в образовавшуюся прореху. За ним виднелось еще множество подобных ему, они оживились когда дверь начала поддаваться и они увидели нас. Мы все метнулись к другой двери. Я был ближе, прошел где-то третьим и смотрел за другими, когда крайняя, самая напуганная девушка проскочила через порог, та, вторая дверь полностью слетела с петель, я захлопнул эту и запер. Мы в комнате, есть дверь за мной, дверь дальше и узкий проход "в бок", справа стена не полная, от пола пол метра, может чуть больше, высотой, просто переход в другую комнату, уровень пола который не соответствует этой. Надо сделать два шага до той стены, набрав скорость, "упасть" на пол, прокатиться совсем не много, ногами вперёд и там ты встанешь на пол, "переход" будет уже на уровне головы. Все так сделали, их организованности можно было позавидовать и восхититься, быстро люди соображают, когда жить хотят. В той комнате так же есть выход-дверь, а есть "переход" подобный прошлому но под ним. Надо развернуться, присесть на корточки и спрыгнуть в переход, он шире, раза в два. Все так и делали, не кто два раза не переспрашивал, последним был один парень, его смогли ухватить те твари, видимо выбив дверь. Они живой лавиной на него набросились, вцепившись в глотку, он толком крикнуть не успел. Я посмотрел на него, но тут же обернулся на друзей, не знаю что было ужасней тот парень или выражение лиц девушек, видя эти лица подумать можно было что угодно, пожалуй на них было столько ужаса, сколько там могло уместиться. Не кто не хотел лечь рядом. Мы спустились в "нижний" коридор, на право было множество дверей, наше благо что они были открыты, все забежали за первую, захлопнув её за собой, её тут же начали просто вырывать из стенки, расшатывать. Они дышали нам в след, хорошо хоть не наступали на пятки. Еще несколько маленьких комнат, где мы бы вряд ли могли бы в спокойной обстановке удобно усесться, а тут пробегали их вшестером как один человек. Двери быстро запирали, их обилие и то что здание похоже на лабиринт, все давало нам фору. Другое отделение здания пошло, стальная дверь и комната большая, с проходом залитым водой по щиколотку, дверь закрыли, для этого надо было закрутить рычаг на ней. Пробежали по проходу и там такая же дверь. Мы выиграли много времени. Ну как много, счет уже шел не на секунды и доли.
Некоторое время спустя. Мы в неком подобии храма, комната, лишь часть большого здания. В центре "алтарь" с вогнутой полусферой в верхней части. На стенах висят ржавые цепи продетые в кольца что торчат из стен. На концах некоторых ржавые кривые крюки. Одна из девушек нам в двух словах объяснила, сказала что это надо сделать, что это единственный выход и надежда. Все согласились, раз она говорила, что знает что делать. Комната была восьмиугольной, одной стены не хватало, в прореху я видел солнце клонящееся к закату, оно освещало нашу комнату. В стенах были пазы, надо было взяться там за кольцо и потянуть. При этом невольно ты порежешь себе вены на руке, лезвием которое там расположено так, что ты можешь взяться за кольцо не поранившись, но поставив руку на него. При этом надо было с вибрацией в голосе всем одновременно повторять слова сказанные нам той девушкой. Та девушка что кричала в начале, она испугалась и хотела отказаться но ей сказали что выбор не велик и она все-же согласилась. Тянуть за кольца и начинать читать текст надо было по очереди, мой черед был последним. Задержка меж людьми была буквально секунды три-четыре. Время одного повторения фразы, а должно быть 8 повторений. На четвертом человеке в комнату вваливается тварь. Тело её начало разлагаться, у неё был большой рост и вес, на спине был горб, из носа ручьем текли зелёные сопли, глаза были полностью белые, не радужки не зрачков, они отделялись друг от друга еле заметным контуром, но не более. Существо шло пьяной походкой. Девушка что все это затеяла не останавливалась, и все тоже продолжали. Вместе с голосами моих друзей словно и комната начала вибрировать, голубо-синим свечением показались неясные контуры на стенах. А тварь облокотилась на алтарь, повисла над ним, та кровь, что текла с рук друзей начала капать с потолка над алтарем, твари на лицо, она начала ловить капли языком, ухмыляясь. Мой черед бы тянуть, я потянул и начал повторять слова. Развернув голову к этой образине, было досадно, казалось что всё она испортит, я смотрел на её глаза. Она задумалась, остановилась и как будто-бы прислушалась. Она повернула голову в мою сторону и поковыляла быстрым пьяным шагом ко мне, в развалку. Девушка прекратила повторения и крикнула мне "Не смотри в глаза! Не смотри ей в глаза и она тебя не увидит!". Я видел как из глаз твари текут гнойные слёзы, лицо было заляпано кровью, вокруг рта. Я поднял взгляд над тварью. Она вплотную подошла ко мне, водила головой, не чего не понимая. Даже слегка касалась моего тела ртом, я прижался спиной к стене, уже вынув руку из паза. Левой руке попался странный предмет, нечто похожее на опасную бритву одетую на кольцо, только бритва полуметровой длины и ржавая. Это увидела та подруга, она крикнула "Нет!" и я не желая того, сам не понял как, посмотрел в глаза твари, она тут же захрипела и замахнулась лапой, уже мало похожей на человеческую руку. Я успел воткнуть "бритву" ей в голову левой рукой, она вошла как нож арбуз. У неё вместо крови был зелёный гной. Правой взял цепь с крюком на конце, воткнул в мягкие ткани под подбородком, и потянул за конец цепи с другой стороны кольца, таким образом цепь потянула тварь вверх, приподняв над землей. Я закрепил цепь за штырь на стене. Мразь эта висела и начала вяло дрыгать руками и ногами, пытаться мотать головой. Девчонка крикнула "Не успели! Бежим, сейчас они все сюда сбегутся!". Мы побежали.
Точно что дальше было не помню. Убегали, трудно было, со всех сторон на нас наступали...
Я бегу по улице города, по дороге. Машин нет, здания целы. У меня на руках милая девушка не открывает глаз. У неё рана на правом боку, на ребрах, не глубокая, но широкая, крови много вышло, но она уже остановилась. У меня левая рука поцарапана раной поменьше. Закатное солнце светит мне в бок. А в метрах в ста за мной пьяно, неуклюже плетется несметное стадо окровавленных, оборванных тварей человечного вида. Они не могут выбиться из сил, а я могу, я обречен и обрекаю свою знакомую, но бегу изо всех сил, бегу как могу. Ноги режет боль и кажется что я могу обронить девушку. Через какое-то время я в изнеможении спотыкаюсь и падаю на колени в придорожную пыль, удержав девушку на руках. Она открыла глаза и улыбается мне. Я готов был в тот момент порвать связки от крика. Как она могла улыбаться мне, в голове у меня в тот момент не укладывалось. Через пару секунд нас должны были просто растоптать и порвать на части, я обернулся. Улица была пустой, не было не кого, исчезли, как не было вовсе. Лучи закатного солнца играли с дымом того здания, где мы были в начале, но сейчас не где не было не кого.

13:02 

Цирк приезжал. (96)

Родители пошли со мной в цирк. Приезжал какой-то крутой цирк и они и сами типо с удовольствием пошли и меня взяли. Я бы не сказал, что мне было интересно, но сидел молча. Помню, сидел на коленях у отца. Клоуны что-то говорили, а мне было не понятно, все смеялись, а я не понимал, я помню, мне было странно это. Еще были животные, типо медведей на велосипедах и гимнасты под куполом летали, но не там, не там я фишку не просек и не чего удивительного в этом не увидел. Потом вышли факиры, парни "дышали огнём" пускали пламя метра на 3 над собой. Это привело меня в восторг, я искренне поверил что это они дышат так. Я захотел так же уметь, дунул - и пламя больше тебя самого. Я хотел уметь так же, вообще меня это заворожило. После вышел факир, раскаченный парень намотавший на себя питона или еще кого-то больше 2-ух метров в длину. У матери фобия на змей, несмотря на то что мы сидели ряду на 7-ом она чуть ли не на спинку стула залезла... Я не то, что бы хорошо разговаривал в то время, но дать понять, что хочу вполне мог. Я стал просить отца, что бы тот дал мне потрогать змею. Получилась некая игра из жестикуляции похожей на итальянскую и пещерного человека и слов "Хочу, змея, потрогать, дай" в самых разных порядках. Они мне под нос ответили, что-то вроде "Да, да да...", не отведя взгляда от сцены, а я считал, что пока мне в глаза не посмотрели - на меня внимание не обратили, мою просьбу не услышали... и я повторял это постоянно. Отец, взял меня на руки и пошел к сцене. Он сказал что-то парню со змеем, а тот покачал головой. Отец отвернулся, отвернул меня, я начал возмущаться и опять просить. Парень повернулся к другим людям, для того чтобы они со змеем сфотографировались. У змея свисал хвост, отец на руках меня протянул к нему, и я за него схватился. Помню, интересный такой, говорят холодные змеи, а он теплый был и гладкий-гладкий такой, очень приятный на ощупь...

11:55 

На конец то. (05-07.06)

Деревенский деревянный дом. Много людей, особенно женщин. Примерно половине за 50. Все ходят суетятся и немного торопятся. Идет приготовление к застолью. На кухне тесно что-то одновременно режут, жарят в кипящем масле и месят. Гремят сервизами протирают их от пыли, выясняют вопрос со столами. Практически все здесь родственники, при том мои. Я одет в что-то домашнее мне в этом удобно. Я не чуть не устал, мне не голодно и ни холодно, состояние тела оптимальное, я его можно сказать не чувствую. Я нахожусь в углу проходной комнаты на полу, там лежит круглый половик. Ни кто не обращает на меня внимания. И меня это ничуть не смущает. Напротив меня сидит девочка, моего возраста красивые светлые волосы заплетенные в 2 косички, и очень яркие голубые глаза. Я смотрю её в глаза, мы обнимаемся. Идет ощущение эйфории прям неописуемого счастья, я до потолка готов скакать. Я понимаю что я очень долго ждал этой встречи и наконец то дождался. И она ждала меня. Мы ни переговариваемся ни одним словом, нам это и ни надо. Я очень рад тому что мы наконец-то встретились. Люди вокруг продолжают свою возню. Мысли у всех заняты тем как что нарезано и что поставят на стол. На зеркалах и сервантах с ними висят куски белой ткани. Еще не одной похотливой шутки не раздалось, что странно. Кто-то упомянул о смерти и все потупили взгляды. Я понимаю что готовятся к похоронам. Мне вдруг стало интересно: "К чьим?" Родственники то мои. Я вдруг понял что за стеной стоит гроб, а в гробу лежу Я. Точнее моё тело. Пронеслась мысль: "Хвала богам". Я очень этому обрадовался. Я наконец то погиб, и теперь может состоятся эта встреча. Наконец то. Странное состояние, на любой вопрос я сразу же получаю ответ. Только подумал о том кто же умер я узнал правду и так со всем, о чем бы я и подумал. Но мне как-то всё равно, я наконец то погиб. К нам подходит кошка у неё очень яркие зеленые глаза, она мяукает и ведет лапой в воздухе я повел рукой и тем самым прогнал её. Весьма интересно: практически все вокруг говорят, но никому в голову не пришло что я могу их услышать. Никто не подумал что мне вероятно сейчас хорошо, что я могу быть и не в гробу. Никто не подумал что мне сейчас безразлично то как сильно они завтра упьются, то как у них там что нарезано, и то придет ли какая нибудь чертова тетка и тем самым выкажет своё якобы уважение ко мне или нет. Сейчас я отношусь к жизни как к очень долгому кошмарному сну который я был обязан досмотреть до конца и наконец то досмотрел. Мне вообще всё равно как именно я умер, как всё равно проснувшемуся как именно он проснулся, ему интересны его реалии, как и мне сейчас. Мне вообще всё равно закопают моё тело там головой туда или в другом направлении. Я наконец то прошел через жизнь и наконец то состоялась встреча. Я смотрю той девочке в глаза и вдруг все мысли уходят уже вообще по фиг на всё, даже об этом не думаю, главное что есть это мгновенье, главное наконец-то встретились.

Через несколько месяцев я сильно заболел, чуть не погиб.

13:03 

Макароны. (??.05.05)

Мать сказала мне приготовить макароны, я не умел и сказал об этом, а в ответ получил что-то напоминающее по смыслу поговорку "проблемы индейца шерифа не ...". Я сделал как смог. Получилось много и не вкусно, не соленые и без масла они слиплись в некую массу в тот же вечер, их ели не охотно. Через три дня, когда от них уже шел явный запах плесени, но самой её видно не было, мать обвинила меня в этом. В том, что их осталось пол кастрюли, что я должен был нормально сварить. Я поспорил, сказал что нет, не мог. Мать меня била. После сказала что бы я ел макароны, иначе она их в меня силой затолкает, а после выкинет на улицу и забудет про меня вовсе, а пойти то мне было вроде и не куда. Я стал есть эти макароны, холодные, пахнущие плесенью, было уже темно на улице, поздний вечер. Молчал, мать сидела напротив, с другой стороны стола, смотрела и улыбалась, шутила, получала удовольствие, спрашивала, вкусно ли мне, переспрашивала, что же я без аппетита ем, говорила что мне должно это нравиться. Я смолчал. Я ел непрерывно, ложку за ложкой уже пол часа, половину съел точно, не будь они испорчены, там было бы на всю семью. Казалось что скоро меня вырвет, было очень тошно. Матери надоело, она пошла спать и сказала что если я хоть одну макаронину не доем она будет бить меня пока они наружу не выйдут, а потом заставит есть это с пола. Я опять промолчал. Она ушла и не видела меня прямо. Я начал думать что делать, живот был уже полон этой дряни, из рта пахло плесенью а оставалось еще столько же. Стояла тишина и мать не спала, хотя и лежала в кровати. Если бы я встал, она бы услышала, выбросить все в форточку я не мог, она еще и шумно открывается. Она бы услышала и зашла посмотреть, а точнее бы избила меня и выгнала без разбирательств. Я брал руками макароны из кастрюли и начал пихать их в карманы. Карманы спортивных штанов почти сразу наполнились до отказа, а оставалась еще столько же, сколько я убрал. Я сунул макароны в карманы жилетки, повезло мне, что она была на мне. Я молча сидел еще минут 20, что бы меня не заподозрили, что бы было похоже что я эти 20 минут сидел, давился. Идя в кровать мне надо было пройти мимо кровати матери. Даже посмотрел на мои штаны было понятно, что карманы полные, жилетка же не так заметна была. Я шел мимо, боком, приложив руку к жилетке, которая упиралась в выпирающий карман трико. Мать заговорила таким тоном, как будто отдавала команды самой отвратительной, не приятной и не послушной собаке какую можно представить. Она спросила, всё ли я съел, я ответил что да, она смотрела мне в глаза, я рисковал, ведь если бы она заметила, я мог бы оказаться на улице в ту же минуту. Мать удивилась, сделала паузу. Видимо она понимала, что съесть их было чрезвычайно трудно. Она бы не смогла. Она приказным тоном сказала, "ладно, спи иди", а после что-то пригрозила про завтра. Я не помню, я уже сделал шаг дальше, не слушал, выдохнул с облегчением. Спать мне надо было на полу в другой стороне той же комнаты. Я очень аккуратно и тихо постелил себе, после пришлось стараться снять одежду так, что бы не показалось, что в ней что-то есть. Вопросов не было. На следующий день у меня была возможность утром выйти из дома что бы выкинуть мусор. Я встретил знакомого, что старше меня на несколько лет. Он пошел со мной до мусорки, мы говорили о чем-то отвлеченном но важным и актуальным для него. Я выкинул пакет и он было резко повернул, как я сказал ему подождать, что еще не всё. Он остановился, с интересом. Я вынимал из карманов пропахшие плесенью и присохшие краями к карманам макароны. Он сильно удивился, спросил было, но я сказал что долго и не интересно объяснять. Он пошутил, сказал что про мою жизнь можно рассказы писать, как про Оливера Твиста. Я улыбнулся и сказал что не знаю кто это.

23:45 

Моё день рождение в прошлом году 2011.

Я проснулся у друзей, я жил тогда с ними. Это был мой первый выходной за многое время, кажется до этого я работал 13 дней подряд с 13-ти часовым рабочим днем. Если учесть еще дорогу и сборы, то всё свободное от сна время я посвящал работе, не то что бы я болел американской мечтой, там без меня бы люди работать бы опухли, да и по большему счету мне было не куда пойти, а на работе было неплохо, я там можно сказать жил, только не ночевал, и изредка не приходил, в выходные свои.
Привык просыпаться по будильнику, но не высыпался, потому доспал только до девяти с чем-то часов, ближе к десяти было. Дома было пусто, кто на работе, кто на учебе, я ушел тоже. Зашел в супермаркет в соседнем доме, купил пол литровую коробку с йогуртом и булку с сахаром, съел. Я прошелся пару остановок пешком, не знал что делать, выходной... Смотрел на солнце уже совсем отвыкнув от него, оно казалось ярким, небо было чистое, только немного перистых облаков. Я сел в автобус который не имел конечной остановки, а ездил по кругу, проехал круг, на втором вышел на знакомой остановке. Я зашел там в торговый центр, прошелся по всем этажам, смотрел на витрины, зашел в магазин спорт товаров, видел продающиеся подарочные катаны, радует что они хотя бы не из пластика, но на самом деле, более-менее сносная такая катана в уличной драке куда страшнее ножа и бейсбольной биты с гвоздями, особенно, если попытаться её заточить... Если смотреть на условия города, цену, доступность, эффективность и простоту в использовании то это наверное лучшее холодное оружие, по крайней мере лучшее что я знал.
Я вышел из торгового центра, у его ног был рынок, я купил там еще какой-то ерунды себе поесть и пошел одну остановку. Я зашел в дом отца, я там уже давно не ночевал, но меня туда еще пускали, у меня был ключ, дома не кого не было. Я посмотрел в холодильник, мне было запрещено там есть, если бы узнали могли бы сменить замки, но меня это мало волновало, съесть было нечего, если только я не собирался выпить сырыми несколько яиц.
Я сел за один из компьютеров, один из пяти, дом админа, что сказать. Зашел в интернет на сайт контактов, было сообщение, это был спам, меня приглашали поучаствовать в выборах. Я начал слушать музыку, настроение было так себе, я слушал тоскливую женскую лирику о любви. Песни флёр, на обратной стороне луны, я сделаю это, друг который не когда не предаст, кто-то, формалин и еще какие-то. Так же Скади и Линвен, девушка из таверны, час печали, ушедший друг, пастух... Хорошо помню строки из песни час печали "Радость в жизни больше не видна, лишь усталость пополам с тоскою, эх позвать бы, что-ли колдуна, да его сожгли еще зимою" я себе такой статус поставил в той соц сети. Меня поздравили в тот день несколько человек, старые знакомые, бывший мой класс, весёлые ребята, девушка с бывшего класса, мне было приятно и я даже не ожидал от некоторых людей такого, а от того, от кого мог ожидать, не чего не было, кто-то помнит обо мне через год, а с кем виделся на неделе из приятельской компании, им дела нет. Очень было приятно прочитать слова "Будь таким же, какой ты есть". Ну не долго я наслаждался. Я слушал грустные тоскливые песни о любви, ходил по комнате туда-сюда, делать было не чего, я начал отжиматься. После посетила мысль посмотреть порно, я нашел в поиске какое-то и включил, музыку при этом выключать не стал. Мне было очень тоскливо в тот период и вдвойне в тот день, по скольку это был мой день рожденья. У меня девушки не было несколько месяцев точнее пол года, не то что в плане интимных отношений я банально ни с кем не обнимался это время. Со стороны можно было наверное расхохотаться, увидев это, я смотрю жесткое порно с насилием над беззащитными девушками под лиричную тоскливую музыку о любви с хорошим женским вокалом и при этом отжимаюсь на пальцах и хожу из угла в угол. Может и можно посмеяться, но таким угнетенным как в тот день я себя не чувствовал уже давно, может впервые. Я подумал, что если бы пил то напился бы так, "Чтоб лёжа качало", вот прям до тех пор пока больше не смогу, пока наружу не польется, а потом еще столько же. Но я бросил пить скоро год как.
Так прошло несколько часов, я сменил не один видео ряд, а вот музыку уже гонял не по первому кругу. На улице темнело, я ушел из того дома, не хотел столкнуться с отцом. Я поехал в любимый и родной микрорайон города, вышел там на остановке, позвонил старой подруге, девушке, которую я пожалуй могу назвать другом. Она вышла ко мне, хрупкая, миниатюрная и милая, она замечательная, это она меня тронула своими словами в поздравлении. Она что-то с опаской даже сказала на счет моего взгляда, я то ли отшутился, то ли что-то не позитивное ответил, но тема сразу же замялась. Мы пошли в магазин, купили что-то поесть и я купил её банку коктейля, она отказывалась, но я настоял. Мы стояли в магазине, там теплее чем на улице, ели, она пила коктейль. Я спросил её, куда пойдем, кого еще позовём, она шутливо ответила, что нам и так нормально, а нас всегда рады принять множество теплых подъездов. Шутливо, но правдиво. Я думал, к кому же можно зайти в гости с ночевой. Был один пошлый старый знакомый, но к нему идти я не очень хотел, понадеялся на случай, позвонил подруге бывшей девушки, она сказала что примет нас, хотя была очень удивлена моему звонку, не общались мы. Еще одна девушка сказала мне, что придет, она мне была очень симпатична, блондинка. Мы с подругой приехали куда надо, встретились в магазине, я купил торт, бутылку шампанского и пакет сока. Мы сидели на полу в комнате подруги бывшей, разрезали торт на четыре части, одну отдав маме, хозяйке квартиры. Блондинка позвонила и сказала, что не может приехать, извинялась, но говорила что я могу всех бросить и приехать к ней, я не поехал, мне было неприятно, досадно это, но не чего не поделаешь. Моя подруга сказала даже тост на моем дне рождения, это было что-то, я ей этого не забуду, я тогда чуть слезу не пустил, да и сейчас, вспоминая разрыдаться готов. Это было для меня как-будто бы впервые, её не кто не просил, и я этого не ждал совсем, а она искренне, сама решила это сделать, это было для меня лучше любых подарков на свете. Девчонки запивали торт шампанским, я соком, они тогда даже уговорили меня сделать глоток шампанского, хотя не чего мне с него само собой не было. Моя подруга переписывалась в телефоне со своим парнем, плакала, он сказал что придет, а у него не вышло, она испытывала к нему сильные чувства тогда. Я ей предлагал оплатить такси, что бы она к нему приехала, но он ей сказал что нет... я успокоил подругу. Знаете, мы с ней регулярно говорим друг другу какие мы обалденные... В темноте её лицо освещалось только голубоватым светом экрана её простого телефона, На лице были слёзы а она смотрела в глаза мне и улыбалась. Милая здесь слово не уместно, она вообще богиня... Не помню какими словами, но я пытался ей объяснить, у меня почти получилось. Я заснул там, не на долго, с подругой бывшей на кровати, моя подруга же не спала, она музыку слушала и сидела в интернете на ноутбуке. Я завел будильник, но проснулся раньше. Мне в девять утра надо было прийти на мед комиссию в военкомат, и в это же время начинался мой рабочий день, я пошел на работу. Разговор со старым другом-начальником на работе свелся примерно к такому: "Шевельнул? - Нет - Эх ты, зря тебе выходной дали!" но это всё шутки были.
Жизнь дальше пошла.

Хроника.

главная